2017

Филиал известной Школы фотографии Виктора Марущенко в Ужгороде

Норман Розенталь: «Все искусство является комментарием»

20 сентября в рамках открытой лекционной программы PinchukArt Centre и Британского Совета в Украине, Киев посетил Норман Розенталь, куратор Королевской Академии искусств в Лондоне (Royal Academy of Art). Розенталь известен своей многолетней кураторской работой в Королевской Академии и уже ставшими частью мировой истории современного искусства коллективными выставками Демиена Херста, Трейси Эмин, Базелица, Кифера, Рихтера, Джулиана Шнабеля и многих других, а также самой масштабной сольной экспозицией Аниша Капура на Западе. В связи с тем, что в PinchukArtCentrе продолжается не менее масштабная для Восточной Европы ретроспектива работ Капура, Розенталь прочел специальную лекциюо своей рецепции его творчества в Киеве и поговорил с Елизаветой Бабенко.
 
20 сентября в рамках открытой лекционной программы PinchukArt Centre и Британского Совета в Украине, Киев посетил Норман Розенталь, куратор Королевской Академии искусств в Лондоне (Royal Academy of Art). Розенталь известен своей многолетней кураторской работой в Королевской Академии и уже ставшими частью мировой истории современного искусства коллективными выставками Демиена Херста, Трейси Эмин, Базелица, Кифера, Рихтера, Джулиана Шнабеля и многих других, а также самой масштабной сольной экспозицией Аниша Капура на Западе. В связи с тем, что в PinchukArtCentrе продолжается не менее масштабная для Восточной Европы ретроспектива работ Капура, Розенталь прочел специальную лекциюо своей рецепции его творчества в Киеве и поговорил с Елизаветой Бабенко.
Куратор Королевской Академии искусств в Лондоне Норман Розенталь
 
Елизавета Бабенко Норман, рада приветствовать вас в киевском Арсенале искусств, в здании которого мы сейчас находимся. Вы могли увидеть площадку недавно закончившейся Первой международной киевской биеналле…
Норман Розенталь Да, я успел посмотреть, меня впечатлило увиденное сооружение.
 
- Итак, вы – куратор Королевской академии искусств в Лондоне. Расскажите о вашей работе в Академии. Насколько я знаю, вы сделали в ней множество выставок ведущих современных художников …
- Да, я сделал большое количество выставок в лондонской Академии искусств, проработав там около 30 лет. Ну, наверне, самые запоминающиеся – это «Новый дух» и «Ощущение»  в 1997 году, которые я составил из коллекции Молодых британских художников Чарльза Саатчи. Там были Демиен Херст, Трейси Эмин… Тогда это был скандал.
 
 Королевская академия искусств предоставляет вам свободу выбора художников и тем для кураторских выставок? Возможно, ваша работа подлежит цензурированию?
- Нет, я бы не сказал так. Но я даже не называюсь там «куратором». Моя должность звучит как нечто вроде секретаря.
 
 Считаете ли вы, что выставочную политику такой видной государственной институции, какую представляете вы, нужно формировать, комбинируя выставки старых мастеров прошлого столетия и новых современных художников?
- Да, пожалуй. Но это была моя практика, я не стану советовать вам.
 
 Почему вы выбрали именно Капура для своей очередной выставки в Академии? Возможно, из-за его спектакулярности? Или это был сугубо геополитический выбор экономически выгодного художника для такого рода институции?
Нет, конечно, нет. Он особенный для меня художник. Строго говоря, все работы Капура – архитерктурные. Я считаю, что это и есть разновидность архитектурного искусства. В данной выставке (которая демонстрируется вPinchukArt Centr’e – прим. авт.), он откровенно использует архитектурные модели. Поэтому вы можете увидеть то, что я имею в виду, воочию. К тому же, если вы посмотрите на его работы внимательно, например, ляжете на пол, сядете на колени перед ними – вы увидите, что все они требуют определенного физического уровня их созерцания. Когда вы имеете дело с такими объектами, следует найти правильное положение тела для их просмотра и обратить внимание на нужный угол зрения. Так вы сможете вообразить себе бытие в этой модели, со-бытие в ней.
 

Как вы находите выставочную политику PinchukArtCentr’a? Она вполне в струе западных  галерей и великобюджетных институций?
(озабоченно) Нет, ну это не галерея Тейт, и это не Центр Помпиду, конечно. PinchukArtCentrе не выглядит как большой музей, но он мог бы им стать. Возможно, если мистер Пинчук вдруг не успеет прыгнуть, что называется, „в последний автобус”... То есть он, конечно, сравнительно молодой здоровый человек, но никто не знает, что здесь будет завтра. В общем, не представляю, как будет дальше развиваться эта институция, которая настолько зависит от воли и благополучия одного человека, ее содержащего.  
Но, с другой стороны, PinchukArtCentr привносит огромный вклад в культурную жизнь Украины. Пинчук покупает модные произведения, правда иногда и не столь модные, и он поддерживает много фантастических художников. Я нахожу, что это прекрасный музей, в нем собрана хорошая антология, это впечатляет. Но люди имеют различные мнения, что я могу сказать, если кто-то критикует этот центр и самого мистера Пинчука. Мне кажется, что здесь организовываются, вдобавок ко всему, еще и хорошие дискуссии, что также нужно этой красивой стране. Да, конечно, даже я не столь наивен, здесь огромные политические проблемы, но эти проблемы присутствуют во всех странах! Знаете, кто говорит, что сейчас существует какая-то страна, наиболее чистая и белая среди прочих?
 
- У вас настораживающие сравнения. «Чистая и белая»… Да никто.
- Точно. И я немного в курсе того политического беспредела, который здесь творится.
 
 Хорошо. Норманн, ну а есть ли у вас критические замечания по поводу выставленной здесь ретроспективы Капура?
Нет, я считаю, это хорошая выставка, хорошо сделанная.
 
 Его работа «Shooting in the Corner» («Стрельба в углу»), самая популярная и зрелищная из представленых в Киеве – каково ваше отношение к ней?
Мне нравится эта идея Аниша. Этот шар. Эта стрельба. Вы знаете, неожиданно я увидел для себя новый аспект в этой работе.
 
После того, как вы ее уже выставляли? И какой же?
- Это очень сексуальная работа. Сейчас я это понял. Но и очень агрессивная. Еще одна особенность Аниша Капура как художника состоит в том, чего он достиг, и даже не столько как художник, сколько как мыслитель, чего-то вроде сепарации, отделения себя самого от своей художественной работы. Но его работы, в сущности, выглядят, как и он сам, т.е. так, как будто они существуют, но при этом не были произведены кем-то конкретно. Понимаете, что я имею в виду?
В этом отношении мне вспомнился Джексон Поллок с его рзбрызгиваниями краски, так называемый drip-painting. Мне кажется, эта работа Капура является комментарием к Поллоку. Вообще, вы знаете, все искусство является комментарием. Комментарием чего-то или кого-то по отношению к чему- то или кому-то.
 
- Да, и, к слову, такое искусство отлично справляется с возложенной на него задачей  „развлекать” и эпатировать широкую публику. В данном выставочном контексте  „сексуально-агрессиваня” работа Капура функционирует сугубо как развлечение, не так ли?
- О, а почему нет? Все ожидают, что искусство должно воспитывать публику. Это не императив для искусства. И люди, которые действительно хотят увидеть здесь развлекательный аспект – это же прекрасно! Я думаю, нам следует дать доступную возможность людям открыть для себя искусство, и Аниш в этом плане – великолепный художник, который позволяет увидеть нечто и сделать это достоянием своей собственной оптики восприятия, своего опыта, своих мечтаний, своего культурного уровня, если угодно, без всякого патернализма.
 
 Да, понимаю вас. Но, с другой стороны,  искусство как политика, социально-критическое искусство – вот я о чем хочу спросить. Не кажется ли вам, что в сегдняшнее время мы нуждаемся в нем значительно больше, чем в развлекательном шоу, пусть и со спрятанными в нем экзистенциальными коннотациями? Я лично устала от того, что абстрактную категорию „людей”, т.е. некую народную массу, в нашем пространстве до сих пор снисходительно считают недалеким стадом, реагирующим исключительно на игрище и таким образом якобы открывающим для себя современное искусство.
- Ну, не знаю, что вы имеете в виду. Вы можете сказать людям, что для того, чтобы преодолеть капитализм, война и коммунизм не годятся. А что дальше? Или вы можете сказать им, что заниматься любовью – это прекрасно. Для того чтобы выставить прекрасную женскую скульптуру, необязательно писать на стене «женщина – это красиво». А это то, чего вы хотите.
 
Мне кажется, это симптоматичный поворот, Норман, сексуально-агрессивный, как вы тут прежде выразились. В любом случае, очевидно, что я говорила не об этом.
- Да, и возможно вы правы…
 
 
Елизавета Бабенко
Фото: Сергей Ильин, PinchukArtCentre © 2012